00:48 

Интервью в 10,000 слов

[Riyo]
Дай мне свою руку, и я покажу тебе свой маленький мир...
Редкое и прекрасное интервью от Уэды, в котором он отчасти прольет свет на то, что же происходит между парнями на самом деле и насколько тяжело им дался уход каждого из участников...

перевод: Анастасия Суванова

Приятного чтения!

Интервью в 10,000 слов. UEDA TATSUYA

KAT-TUN – это дом, который никогда не исчезнет.
Наверное, нет другой группы, в которой узы были бы сильнее, чем у KAT-TUN.
Путь, который они прошли за последние 10 лет, определённо, не был гладким.
Добившись успеха несмотря ни на что, я, наконец, могу, не таясь признаться в том, что я очень люблю KAT-TUN.
Это не поверхностная дружба. Несмотря на некоторую неловкость, между нами действительно существует любовь.
Даже если количество родственников в семье изменилось, это место, где ты можешь расслабиться
KAT-TUN – это дом, это место, которому я всегда буду принадлежать.

В этом году я хочу донести своё чувство признательности.



Итак, наконец-то наступил 10-летний юбилей с момента вашего дебюта. Что вы сейчас чувствуете?

- Наша главная задача в этом году – донести своё чувство признательности до поклонников, которые поддерживали нас. Каждое наше действие будет пронизано этим желанием передать благодарность всем и каждому. Мы будем выкладываться, мы будем шаг за шагом делиться этими чувствами.

Во время выступления на Johnny’s Countdown 2015-2016, начавшегося с Real Face, вы так же исполнили Bokura no Machi de, In Fact и KISS KISS KISS. Каковы были ваш мысли в тот момент?
- Во время выступления я был очень сосредоточен. В тот момент я осознавал только тот факт, что на нас смотрят поклонники Джоннисов, что они смотрят на то, как у нас получается выстраивать баланс вчетвером.
Но релиз Real Face состоялся, когда нас было шестеро, Bokura no Machi de - когда нас было пятеро, а оставшиеся 2 песни вышли, когда нас осталось четверо. Поэтому у меня были мысли в духе «Когда мы записывали эту песню, Коки ещё был с нами» или «Когда мы выпускали эту песню, нас было ещё шестеро».

С наступлением весны Джунно покинет группу, и в KAT-TUN останется трое участников. Вы, Каменаши и Накамару обсуждали будущее KAT-TUN?
- Конечно. У нас с Накамару было множество возможностей всё обсудить. И как только мы начали говорить с Каменаши, этот вопрос тоже поднялся сам собой.
Однако, именно из-за 10-й годовщины мы решили, что независимо от вариантов будущего направления, лучше думать «Как бы то ни было, мы должны выкладываться по полной», «Как бы то ни было, мы должны отблагодарить наших поклонников». Именно таким был ход наших мыслей.

Три года назад, в нашем прошлом интервью, вы упомянули, что когда группа KAT-TUN была сформирована, вы подумали «Как я оказался в одной группе с этими парнями?»

- Да, я говорил подобное. Когда группу сформировали, мы были ещё подростками, так что мы работали, учась в старшей школе. Тогда у нас ещё не было официальной группы, поэтому во время танцевальных репетиций с другими Джуниорами, мы общались с теми, кто был нам близок. Те, у которого были хорошие отношения друг с другом, образовывали маленькие группки. Аканиши и Каменаши были в одной, Танака был с другими ребятами, Тагучи был частью абсолютно противоположной группы, а я был в одной компании с Накамару.
У каждого из нас был свой чудной характер, поэтому мы не были теми Джуниорами, которые хорошо ладят друг с другом. Было ясно, что мы друг с другом не совпадаем. Так что не только я, а и все остальные, наверняка, думали «и как я оказался с этими парнями»…

Вы всегда ругались?
- В начале мы постоянно ругались, хотя не мне говорить об этом, ведь именно я в своё время умудрился поскандалить абсолютно с каждым из них. *смеётся* С Танакой мы только встречались глазами и тут же начинали махать кулаками, и это, наверное, были самые бессмысленные драки в моей жизни. *смеётся* Почему нам достаточно было лишь пересечься взглядами для того, чтобы схватить друг друга за грудки – для меня это даже сейчас загадка.

Но говоря в прошлом интервью о ситуации, когда вы поссорились с Каменаши в начале формирования группы, вам, кажется, это нравилось.
- Ааа, вы о том, как Накамару совершил ошибку на сцене, а я не прикрыл это?

Да.

- Вроде бы микрофон Накамару упал или что-то в этом роде, и это было совершенно вне поля моего зрения, так что я ничего не мог с этим поделать. Это правда, и какой смысл об этом говорить, если момент уже прошёл, однако мне прочитали лекцию на тему того, что я «не беру в расчёт своих коллег». Разумеется, в то время, мы не были близки как мемберы, тогда мы были, прямо скажем, чужими друг для друга.

Однако, вы часто обсуждали будущее группы с Накамару, так ведь?
- Да, мы с ним часто общались ещё до образования KAT-TUN. Мы говорили о будущем, о нашем дебюте, о том, хотим ли мы вообще оставаться Джуниорами или нам лучше выбрать другой путь. Мы всегда обсуждали такие вещи.
Из тех Джуниоров, с которыми я был близок тогда, неизменным остался, наверное, только Накамару. Так что я часто говорил с ним о том, что будет дальше, и когда KAT-TUN сформировали, я часто обсуждал с ним то «как будет существовать эта группа дальше» и «какие роли мы должны будем играть в группе».

И, тем не менее, Уэда, вы сказали «KAT-TUN – это дом», так что получается от мысли «почему я должен быть с этими парнями» вы пришли к мысли о том, что мемберы для вас, словно члены семьи. В чём заключается главная причина такой перемены?
- Хм… что же это может быть… скорее всего, время. Думаю, вещи, которые накапливаются со временем, могут оставлять большой след. Ведь мы через столько всего прошли вместе.
И хотя мы не особо показываем это, во время концертов, когда мы стоим на сцене, это выходит наружу. Мы поддерживаем друг друга, и дружно преодолеваем трудности, чтобы и дальше стоять на этой сцене вместе. Со временем, проведенным вместе, в сердце появляются и растут чувства. Я раскрыл те чувства, которые только ты сам можешь открыть себе, и это то, что «Я люблю KAT-TUN».

Вот значит как.
- Больше того, с течением времени, стало возможным научиться выражать такого рода эмоции. Я мог почувствовать эти перемены. В самом начале, даже когда я начал осознавать эти чувства, у меня не было желания открыть рот и произнести что-то вроде «Я люблю KAT-TUN».

Пусть вы не произносили этих слов, но постепенно вы всё больше чувствовали, что это так, верно?
- Хмм. Даже когда я это понял, у нас всё ещё происходили случайные стычки и разногласия. Однако, не было никаких «принуждений поговорить, принуждений посмотреть друг на друга», ничего такого. Как бы сказать, в конечном итоге, мы все – отрытые люди, не умеющие что-то скрывать. Как только мы сталкиваемся с тем, что нам неприятно, все наши чувства становятся очевидны по нашим лицам.
Другими словами, мы были компанией, не умеющей что-либо утаивать друг от друга. Именно благодаря этому, эта группа ощущается как семья. Ведь вы же не прячете своих чувств от членов семьи, я так думаю. Если вы злы, вы покажете свою злость, если вам помогут, вы проявите свою признательность. Таких дней становилось всё больше, мы постоянно проводили свои дни вот таким образом. Хотя мы не связаны кровно, мы столько всего разделили друг с другом.

Так, когда вы, в итоге, произнесли слова «Я люблю KAT-TUN» вслух?
- Когда…? Я не произносил чётко, что «у нас замечательные отношения», я не любитель подобных вещей. Я из тех, кто просто даёт другим почувствовать, как обстоят дела. *смеётся*

Тогда в какой именно момент вы почувствовали «Я люблю KAT-TUN»?
- Было много таких моментов… К примеру, когда я сломал большой палец левой ноги во время концерта.

Это был концерт в Тайване в 2010 году?

- Да, я ценю то время. В момент моего неудачного приземления боль была так сильна, что я не мог пошевелиться, поэтому меня несли на себе, а Накамару шёл рядом и восклицал «Кость не сломана! Кость не сломана!», в то время как мой палец был очевидно вывернут под неестественным углом. *смеётся* Последней мыслью, которую промелькнула у меня в голове перед тем, как я отключился, было «да нет, она совершенно точно сломана». *смеётся*

Хахахахахаха. Но я понимаю это, это было выражением беспокойства за вас. Итак, ощутив заботу мемберов, вы и осознали свои чувства «любви к KAT-TUN»?

- Ни в коей мере. После произошедшего ни один из них не написал мне, чтобы проявить свою заботу. Напротив, именно я написал им и попросил прощения. Ведь это случилось в период концертов, и все мемберы, кроме меня выступали на сцене, так что именно мне пришлось извиняться.

Ни одного сообщения? Вы не чувствовали их холодность?
- На самом деле, ничего такого я не чувствовал. Хотя вопрос «Ты в порядке?» был бы милым, но ведь это именно я облажался, поэтому мне не нужно было такого приободрения. На самом деле, всё случилось позже, когда каждый шаг давался мне с большим трудом, мемберы не думали дважды о том, чтобы оказать мне свою поддержку. Как только я ступал на лестницу, Каме немедленно протягивал свою руку, чтобы помочь мне спуститься.
Так что даже при том, что я не чувствовал заботы в духе «ты в порядке?», когда я сталкивался с трудностями, кто-то сразу же потягивал мне руку помощи. Такое проявление участия совершенно точно нельзя назвать поверхностным, и именно таким образом мои товарищи по группе ко мне и относятся. Так что моя любовь к мемберам, к KAT-TUN, была чем-то, что я прочувствовал всей душой во время происшествия со сломанной костью.

«Как же так?» - будущее казалось непростым.


Что вы подумали после того, как Аканиши покинул группу?

- Что я думал? Мои воспоминания слегка размыты, но что касается Аканиши, там было чувство из серии «было ожидаемо, что всё так будет». Все знали, что он на пределе, и так как он тоже не умел скрывать свои чувства, его желание уйти явственно читалось на его лице. И хотя это было очень сложно произнести вслух, мы постепенно сказали друг другу «даже если наши пути разошлись, мы все должны выложиться по полной», но это было очень трудно. В конце концов, это то, что он хотел сделать. Да.

Вы помните, о чём вы говорили, когда вас осталось пятеро?
- Хм. Как ни крути, а то, что ушёл талантливый мембер – это реальность. Но ещё мы не хотели, чтобы людям казалось, что после того как нас осталось пятеро, мы лишились своих сил. А значит, как нам показать, что это не так, какими различными способами мы можем это всем продемонстрировать? У нас не было другого выбора, кроме как хорошенько всё обдумать, нам было необходимо пройти этот путь до самого конца. Были темы, которые мы обсуждали довольно часто.

А каковы были ваши мысли, когда в 2013 ушёл Танака?

- Это был по-настоящему сильный удар. Я задавался вопросом «это действительно происходит?» Это был уже второй раз, когда из группы уходил мембер, и мы чувствовали себя очень виноватыми перед поклонниками, и хотя мы ощущали себя брошенными, сделать ничего не могли.
Во мне тогда появилось чувство, что будущее будет непростым. Что касается Танаки, то у меня было много мыслей по этому поводу. Не уверен, что могу сказать обо всём этом, в конце концов, нас связывает множество счастливых воспоминаний, хотя много всего тогда крутилось в моей голове. Но, наверное, в основном я тогда думал «как же так?»

В том угнетённом состоянии, каков был самый важный момент, который привёл к тому, что KAT-TUN снова начали двигаться дальше?

- Оставшись вчетвером, мы обсуждали множество разных вещей. Никто не говорил ничего особенного, так что не могу сказать точно, но чувство «мы хотим сделать KAT-TUN ещё сильнее», ощущал не только я, могу со всей уверенностью заявить, что другие трое думали точно так же. Сдаваться мы не собирались ни в коем случае.
Даже если мы не были боевыми товарищами на войне, мы могли совместными усилиями преодолеть трудности, связанные с уходом мемберов, мы четверо смеялись вместе и плакали вместе. Как бы получше сказать, в нас четверых горело сильное желание «прорваться», и оно становилось только ярче и сильнее.
Эмммм… да, точно, после того как нас осталось четверо, я, наконец, смог произнести вслух, что я «Люблю KAT-TUN».

Значит, вот когда всё началось.
- Эм, выходит, так. Это случилось в тот период. И хотя я не озвучивал этого, когда нас было пятеро, Танака часто говорил «Мне нравятся KAT-TUN», поэтому я, кажется, заявлял «Раз кто-то другой произносит это, я уже не буду этого говорить». В общем, именно потому, что мы любим KAT-TUN всем сердцем, оставшись вчетвером, мы смогли двигаться вперёд и с уверенностью начали всё с нуля.

«Товарищ, брат, и даже больше – близкий друг».

Когда вы были Джуниорами, вы вообще не общались с Тагучи?
- Хм. Возможно, говорил с ним раз или два, в комнате отдыха, когда Тагучи неожиданно мне отвечал или когда он искал меня, чтобы спросить что-нибудь. В какой-то момент мы стали беседовать подробнее, так что я позвал его перекусить, и, вспоминая сейчас об этом, всё это были такие обыденные мелочи.

В интервью прошлого месяца, Тагучи сказал, что Уэда для него – словно старший брат, с которым можно душевно поговорить, а кто для вас Тагучи?

- Для меня Тагучи человек, который может лучше всего меня подбодрить. В прошлом году мы вместе отправились на съёмки ТВ-шоу на Окинаву, где ещё больше сблизились. Мы отлично проводили время на съёмках, а когда они заканчивались, болтали за выпивкой и я был особенно счастлив. Вернувшись в Токио, мы тоже часто ходили выпить вместе. Так что для меня он и друг, и славный младший брат.

То есть, вы воспринимаете его как брата.
- Помимо этого он ещё и очень надёжный человек, у него есть множество качеств, которых нет у меня, поэтому мне он кажется очень сильным. С другой стороны, есть вещи, которые я сделать могу, а он не может. И с этой точки зрения я чувствую, что мне нужно его защищать. Ещё мы обсуждали 10-летнюю годовщину KAT-TUN, и говорили обо всём, начиная от простых вещей и заканчивая чем-то значимым.
Когда у нас были выездные съёмки, мы с ним даже в онсэн ходили. Кстати сказать, это было, кажется, до концерта в Tokyo Dome.

Когда в Myojo обсуждали концерт «quarter» в Tokyo Dome, редактор показал на вас и сказал «выглядит круто, когда танцует», а вы указали на Тагучи и спросили «а что насчёт него?», и Тагучи тогда очень смутился. Помните это?
- А, да, помню. Как бы сказать, в отношении Тагучи, плохо это или хорошо, я всегда могу говорить о нём прямо. Я могу похвалить его, не покраснев при этом, и напротив, могу опустить его с небес на землю без особых усилий. Нет необходимости обращать на что-то особое внимание. Я просто говорю то, что считаю нужным.
Для кого-то, кто нас не знает, наше общение может казаться таким, как выглядит на ТВ, как бы без каких-либо запрещённых приёмов, но на самом деле, я могу вести себя так только с ним. Думаю, это из-за тех взаимоотношений, которые нас с ним связывают.

Во время концерта в Tokyo Dome в прошлом году, Тагучи плакал. Вас это насторожило?

- Я совершенно точно не представлял, что у него были мысли об уходе.
Так что я думал «что происходит? Почему ты плачешь на нашей 9-й годовщине, тебе нужно подождать с этими слезами до следующего года!», а с другой стороны «Большое количество странностей в поведении – это типичный Тагучи». Я думал об этом в позитивном ключе, так что анализировать произошедшее даже в голову не пришло.

Впервые он рассказал всем вам о том, что думает об уходе, прошлым летом, когда вы были в гримёрке?

- Да.

Когда вы услышали, что он хочет покинуть группу, вы разозлились?
- Да, я разозлился.

Что вы чувствовали в тот момент?

- Сначала я не мог понять его решения уйти. Я тогда впервые услышал об этом. И я думал, что чтобы со мной ни случилось, я ни за что не предам KAT-TUN.
Я считал, что Тагучи, Накамару и Каменаши думают точно так же. И хотя он озвучил своё желание уйти, для нас это был удар просто невероятной силы. Когда он впервые заговорил об этом, я совершенно не мог его понять и пришёл в сильнейшую ярость.

Неудивительно, что его решение уйти было нелегко простить.
Ммм… Если подумать… он просто неторопливо начал говорить об этом, когда мы все находились в гримёке. Но стоп. Ты ни разу не обсуждал это с нами. Разве не странно, что мы даже не говорили об этом? С какой стороны ни посмотри, но это странно, ведь «разве мы не товарищи»?

Он не обсуждал со всеми вами такое важное намерение, поэтому вы оказались словно бы посторонними.
- Да, как я сказал ранее, мы вместе выпивали и о многом говорили вместе. Я нахожу его решение непостижимым. А как же все те вещи, которые ты говорил до этого, разве они не имели значения? Мне было очень грустно.
Но потом я вспомнил его глаза в тот момент. Он выглядел измученным, до сих пор помню его лицо. Каким-то образом это заставило меня успокоиться… Оооох, он, наверное, тоже находился под огромным психологическим напряжением. По крайней мере, это было хладнокровно взвешенное решение. Прежде всего, я должен был услышать всю историю, поэтому я успокоился.

Какова была реакция Каменаши и Накамару, когда они услышали его решение?

- Каменаши не сказал ни слова, просто наблюдал за ситуацией, а Накамару немного запаниковал, он сидел между мной и Тагучи и повторял «остынь немного, остынь немного».

После этого вы много раз пытались переубедить Тагучи?

- Мы столько раз пытались переубедить его. Я говорил ему, что чтобы ни было, учитывая твою искренность по отношению к фанатам, что ты планируешь делать, ведь это не то, что ты должен делать, так ведь? Твоё решение уйти – это своего рода предательство по отношению к поклонникам, которые поддерживали тебя всё это время, к тому же это произойдёт уже в третий раз.
Ведь мы так ждали 10-летнего юбилея, «что вы планируете делать, что вы все собираетесь устроить» - все так живо интересовались этим.
К тому же, наш 10-летний юбилей дался нам нелегко, для этого пришлось преодолеть множество преград, мы прошли очень трудный путь, чтобы дойти до момента десятилетнего юбилея. Ты хоть представляешь, какое количество людей ты предашь таким вот решением? Я продолжал повторять ему такие слова.

Вы пытались уговорить его ради поклонников.
- Не только ради поклонников, думаю, у других мемберов были такие же мысли. Мы убеждали его снова и снова. И, тем не менее, неважно, что я говорил, своего мнения он не изменил. Он слушал, что мы ему говорили, и было видно, что ему не по себе, что он колеблется.
И хотя я не согласен с его действиями, но рассказав нам о своём решении, он несколько месяцев был в уязвимом состоянии. Морально он находится под очень большим давлением… и сейчас уже больше нет комнаты, где можно всё это обсудить.

На месте человека, который пытается кого-то отговорить, наверное, тоже было очень несладко.

- У меня очень много мыслей по поводу его решения… Гнев, безусловно. Я уже сказал, что Тагучи для меня – товарищ по группе, младший брат, друг, даже больше – близкий друг… По-человечески я не могу заставить себя ненавидеть его, я испытываю множество сложных смешанных чувств.

Понимаешь? Вот как сильно тебя любили.

В ноябре, на шоу Best Artist 2015, когда Тагучи объявил о своём грядущем уходе, что вы почувствовали?

- Хмм… В конечном счёте, я просто хотел, чтобы он должным образом донёс новости до поклонников. Что до фанатов, то я чувствую очень-очень большую вину. Однако, если говорить о Тагучи, то он тогда держал на своих плечах просто неподъёмный груз. Его трясло перед тем, как мы вышли на сцену. Ну а мне… мне было очень грустно.

Вы обсуждали с кем-то ситуацию до того, как заявление прозвучало?

- Я не говорил об этом ни с кем, даже с друзьями и родственниками. После прямого эфира Като Шигеаки сказал мне «Я могу понять чувства, которые испытываешь, когда уходит мембер». NEWS тоже прошли через многое.

После объявления вы выступали в постановке «Aoi Hitomi»?
- Да. Тагучи тоже пришёл посмотреть выступление. После эфира Best Artist спектакль шёл два дня подряд, и посмотреть его пришли многие из тех, кому нравятся KAT-TUN. Справиться с этим было очень непросто, и после окончания шоу, все заходили поздороваться в комнату отдыха, и хотя я был очень признателен, мне было очень грустно из-за ухода Тагучи.
А ещё, всего за два коротких дня, мы получили множество сообщений от поклонников. «Что бы ни случилось, KAT-TUN не могут исчезнуть», «Тагучи-кун, неужели и правда нет другого выхода?» Словом, получили огромное количество писем.
В этой ситуации, когда мы должны были извиняться, я чувствовал большую вину из-за этого, и я продолжал любить Тагучи, я продолжал любить группу. В основном, по этой причине я чувствовал, до какой же степени мне жаль. «Тагучи, ты понимаешь? Вот как сильно тебя любили».

KAT-TUN – это место которому я принадлежу, это дом, который не может исчезнуть.

После стольких взлётов и падений, вы наконец-то достигли 10-летней годовщины. Если говорить о KAT-TUN, какую сцену вы помните наиболее ярко?
- Не удивлю, если скажу, что шестеро нас, пятеро или четверо, когда в конце концертов все берутся за руки и кричат «Мы – KAT-TUN» - эти моменты незабываемы, я помню каждый из них. И мы, и зрители – все любят этот вид. Для меня чувство «Я люблю KAT-TUN» сильнее всего ощущалось в те мгновения. Это миг, в который ты ярче всего чувствуешь «я благодарен за то, что знаю этих мемберов».
И правда, даже если мы ссорились между собой, даже если между нами не всегда была гармония, у каждого из нас есть множество собственных мыслей по поводу концерта. Даже если перед нами не стоял отвесный горный пик, как это происходит сейчас, на нашем пути было много пригорков. Однако, в тот момент, когда мы поднимаем наши руки, крепко сжимаем ладонь, стоящего рядом, и говорим «МЫ – KAT-TUN», это доказывает, что мы преодолеваем все трудности. И наши зрители тоже ощущают это счастье.
И эти воспоминания являются для меня самыми яркими из всех. Поэтому 6 человек, 5 человек или 4, пусть даже количество наших мемберов уменьшается, узы между мемберами, между нами и нашими фанатами, непрерывно становятся глубже и прочнее.
Мы – приятели, которые сражались вместе, поддерживали друг друга, и мы всё ещё тут.

Можете сказать несколько слов о других участниках группах?
- Если говорить о Каме, то как бы сказать… По отношению к нему я испытываю чувство вины. Потому что как только что-то случается, и нам нужно объявить новости людям, эта нелёгкая обязанность всегда достаётся именно ему. Я расстраиваюсь из-за отсутствия у нас ораторских способностей, и в то же время всегда чувствую себя виноватым из-за того, что мы возлагаем на его плечи дополнительный груз.
Тем не менее, на работе мы с ним всегда замечательно общаемся, и я надеюсь, мы сможем сохранить наши такие отношения.

А Накамару?

- Мы с Накамару близки, а наши точки зрения часто совпадают, и хотя в последнее время мы были сильно заняты, я надеюсь, у нас получится от души поболтать.

Что насчёт Тагучи?
- Эммм… Если честно, у меня нет реального ощущения и каких-то явных эмоций по поводу ухода Тагучи. Касательно его решения, как мембер KAT-TUN я не могу сказать слов «Я поддержу тебя». Тем не менее, мы всё ещё друзья, всегда будут и другие чувства.

Если 10 лет спустя один из вас придёт пообщаться, сможете ли вы шестеро, включая Тагучи, Аканиши и Танаку, улыбнуться друг другу и собраться вместе?
- Не нужно говорить о 10 годах, мы можем встретиться в любое время. Пусть даже на следующий день после ухода из группы, я не против.
Если говорить о тех двоих, которые уже ушли, то даже на сегодняшний день, я совсем не ощущаю какой-то дистанции между нами, так что не стоит говорить про 10 лет, в таком временном периоде просто нет необходимости.
Но как я уже говорил раньше, для меня гораздо сложнее другой момент. Одно дело, как ты чувствуешь себя в качестве мембера группы, и совсем другое, как ты чувствуешь себя, будучи отдельным артистом, это разные вещи. По этому поводу я испытываю множество смешанных эмоций.

И последний вопрос. В прошлом вы как-то сказали, что «KAT-TUN – это дом». А как сейчас, чем является группа KAT-TUN для сегодняшнего Уэды?
- Хмм… никаких изменений в этом вопросе нет.
Это всё ещё основа основ, всё ещё дом. И хотя это так, дом, в котором так часто меняется количество членов семьи, наверное, редкость. Однако, это всё равно дом, где каждый может расслабиться и отдохнуть.
Когда работа и другие вещи идут с трудом, когда мы морально вымотаны, когда что-то случается, стоит нам увидеть друг друга, и мы ощущаем умиротворение. С этой точки зрения, мы словно семья, так ведь?
Даже когда я болтаю с мемберами о всякой ерунде, это помогает мне расслабиться.
Поэтому для меня мемберы – члены моей семьи, а KAT-TUN – место, которому я принадлежу. Дом, который просто не может исчезнуть.


Вопрос: Сказать спасибо за перевод?
1. Да!!! 
65  (100%)
Всего: 65

@темы: Ueda Tatsuya, Информация: интервью, Перевод

Комментарии
2016-03-10 в 01:39 

PeythoN
★ ...будьте осторожны в своих снах. (c) Кoki ★
огромное спасибо!:heart:

2016-03-10 в 03:03 

KontRayen
this is because I am cool! (с) Fujigaya Taisuke
большое спасибо за перевод!

2016-03-10 в 03:39 

Hissa C.K.
Как бы так взяться за ум, чтобы не повредить психику...
Вся эта тема мне до кошмара болезненно дается...
Спасибо за перевод!!

2016-03-10 в 11:23 

*JT*
One dream is more powerful than a thousand realities
Ох, Уэда... Группа... Так жаль... :( Им все тяжелее.

2016-03-10 в 19:36 

o-kiri
впервые такое большое интервью Уэды... высказался,молодец!!! Спасибо за перевод!!!:sunny::sunny:

2016-03-10 в 22:21 

~Кошк@~
"Грамм репутации стоит килограмма работы"
Спасибо большое за перевод! Действительно не помню так много слов от Уэды ))

2016-03-11 в 00:15 

mavelip
"О-о. А как ты думаешь, в этом лесу есть что-нибудь съедобное?"—"Да, - горько отзвался волшебник. - Мы." Т. Пратчетт. "Безумная звезда"
Спасибо за перевод!

2016-03-11 в 00:16 

mirabella
“A mind is like a parachute. It doesn't work if it is not open.” ― Frank Zappa
Спасибо за перевод! Интервью просто обалденное, не ожидала настолько глубокие ответы, тем более на такие щепетильные темы, как уход участников.

2016-03-11 в 00:17 

GlJulia
Очень трогательное интервью. Большое спасибо!

2016-03-16 в 15:12 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Огромное спасибо за перевод! Очень хорошие и честные ответы. :heart:

     

KAT-TUN | Official page Diary

главная